Приемная комиссия - 2017
Сведения о колледже
Образование
Руководство. Педагогический состав
Материально-техническое обеспечение и оснащенность образовательного процесса
Стипендии и иные виды материальной поддержки
Платные образовательные услуги
Финансово-хозяйственная деятельность
Вакантные места для приема и перевода
СМИ о нас
Наша жизнь
Студенту
Психологическая служба колледжа
Локальные акты
Воспитательная работа
Практическое обучение
Библиотека
Фотогалерея
Электронные ресурсы
О библиотеке
Список периодической печати
Юбилеи
Знаменательные даты
Зарождение и развитие Золотого века в Медицине
Сотрудники
Пользователям библиотеки
Методическая служба колледжа
Наши достижения
Наши выпускники
Наши публикации
Наши награды
Фотогалерея
Директор On-line
Вакансии
Контакты
Схема проезда
Отделение дополнительного профессионального образования и дополнительного образования
Профориентационная работа
Спортивная жизнь колледжа

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Фамилия, имя:


Уважаемые посетители сайта!
Ответы на ваши вопросы размещаются на странице ДИРЕКТОР ON-LINE >>>


Locations of visitors to this page
РАЗМЕР ШРИФТА:

ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОГО ВЕКА В МЕДИЦИНЕ

"Уважение к минувшему - вот черта, отличающая образованность от дикости".
А.С. Пушкин
 

Еще древние греки утверждали, что "ученик - это не сосуд, который нужно наполнить, а факел, который нужно зажечь". 

Изучение истории медицины формирует научное мировоззрение и нравственную позицию студентов-медиков, повышает уровень общей и профессиональной культуры, знакомит с историей развития врачебной этики. 

Являясь составной частью общей истории науки и культуры, история медицины отражает историческое развитие логики научной мысли как в прошлом, так и в современном мире, определяет подходы для объективной оценки теорий медицины и понимания современного этапа развития медицины и здравоохранения.

1922 г. в нашей стране состоялась первая конференция по среднему медицинскому образованию, на которой была определена четкая система подготовки средних медицинских работников.

Внимательность, наблюдательность, исполнительность медицинской сестры, равно как и быстрота реакции - важные качества в ее работе.

Медицинская сестра всегда соблюдает врачебную тайну и не позволяет себе исключений из этого правила. Каким бы нелегким не был труд медицинской сестры, ее отношение к больным должно быть постоянно ровным и доброжелательным.
Медсестра должна постоянно повышать свою квалификацию, учиться и учить других, овладевать новыми практическими навыками.

Состояние медицинского дела по всем ведомствам в 1917 году выглядело так: амбулаторий и амбулаторно-поликлинических учреждений, в их числе: одна городская амбулатория для бедных, одна лечебница общества врачей, приемный покой губернской больницы, два железнодорожных приемных покоя, амбулатория уездной больницы и амбулатория общества Красного Креста.

22 января 1918 года при губисполкоме организуется губернский медико-санитарный отдел, который объединил все медицинские учреждения, в основе работы медицинских учреждений отдел здравоохранения рекомендовал: "Пробудить самостоятельность трудящихся - ибо охрана здоровья - дело рук самих рабочих и крестьян. Нужно шире привлекать массы в развитие санитарного просвещения, в охрану здоровья и почвы, жилищ, охрану материнства". Первым заведующим губернским отделом здравоохранения стал врач Соловьев Сергеи Константинович. Позднее медико-санитарные отделы организованы были уездах. 

С 1-го июля 1922 года организуется аптечное управление, открыт аптечный склад, фармацевтическая лаборатория, магазин санитарии гигиены.

История развития службы.
 
Кадры врачей в начале 19го века росли относительно быстро. Этому способствовало открытие ряда новых медицинских учебных заведений. Не только Московский университет и Медико-хирургическая академия, но и новые:
Дерптский (1802), Казанский (1804), Харьковский (1805). Именно МХА сформировала костяк военно-врачебного корпуса русской армии, выпустив по Петербургскому отделению с 1801 по 1812 год более 550 лекарей, по Московскому - в 1811 и 1812 годах - 53 врача. Большинство из них, являясь во время обучения казенными воспитанниками, пополнили отряд врачей армии и флота. Благодаря реформам военно-медицинской подготовки президентов академии П. Франка (1805-1808 гг.) и Я. Виллие (с 1808 г.), посвидетельству современников, выпускники МХА были лучше других подготовлены к военно-врачебной деятельности, особенно в области хирургии. Около половины всех подготовленных врачей были военными. 

С созданием министерств Медицинская коллегия (существовавшая ранее) в 1802 г. вводится в состав Министерства внутренних дел и теряет свою прежнюю самостоятельность. В следующем году она реорганизуется в Медицинский департамент, в котором по-прежнему объединялось руководство гражданским и военным здравоохранением. В августе 1805 г. в министерствах Военно- сухопутных и Военно-морских сил для руководства соответствующими медицинскими службами создаются медицинские экспедиции во главе с генерал - штаб-докторами и их помощниками - генерал-штаб-лекарями. Одновременно учреждаются должности медицинских нспекторов по армии и флоту, а также по войскам гвардии. С этого времени и до августа 1918 г. управление медицинской службой вооруженных сил России стало осуществляться отдельно от гражданского здравоохранения. Первым генерал-штаб-доктором Министерства военно-сухопутных сил стал Н.К. Карпинский. Однако уже в 1808 г. в целях устранения двоевластия в управлении военно-медицинским делом должности генерал-штаб-доктора и его помощника ликвидируются. 

Н.К.Карпинский увольняется, а вместо него в качестве управляющего Медицинской экспедицией Военного министерства и одновременно главного военно-медицинского инспектора по армии назначается Я.В. Виллие. В соответствии с "Учреждением для управления Большой действующей армией" (1812 г.) общее руководство медицинской службой войск осуществлял дежурный генерал (не медик), которому были подчинены генерал-штаб-доктор армии - главный полевой военно - медицинский инспектор, директор госпиталей (не медик) и главный комиссар. При полевом военно-медицинском инспекторе состояли главный медик, главный хирург, главный аптекарь и секретарь с канцелярией. Сам же дежурный генерал был подчинен начальнику главного полевого штаба (начальнику штаба армии). Выносом раненых с поля боя руководил шеф военной полиции - генерал- девальдигер, их эвакуацией - генерал-вагенмейстер, распоряжавшийся транспортом. 

Директор госпиталей отвечал за работу главных военно-временных госпиталей, а главный комиссар - за деятельностью развозных и подвижных военно-временных госпиталей. В действующих армиях полевые штаб-доктора несли ответственность за работу "перевязок" в дивизиях и корпусах, организацию военно-медицинского снабжения. Они подчинялись дежурному генералу полевой армии, а по специальным вопросам - главному доктору Большой действующей армии. Медицинскую службу дивизий и корпусоввозглавляли соответствующие доктора, а полков - штаб-лекари. Для координации деятельности лиц, ведавших различными сторонами медицинского обеспечения войск, был создан Медицинский совет под председательством
дежурного генерала. 

Длительное отступление в начале войны; беспримерные по тем временам марши разрозненных русских армий для воссоединения (за полтора месяца 1 армия прошла 560 верст, 2 армия - 750 верст); упорные оборонительные бои, связанные с большими санитарными потерями (только в Бородинском сражении русская армия потеряла более 19 000 ранеными). Сложившаяся в заключительном периоде войны угрожающая эпидемическая обстановка; широкое применение в ходе военных действий огнестрельного оружия, особенно артиллерии - все это представляло для войсковых и госпитальных врачей значительные трудности.

Не последнюю роль в решении военными медиками своей профессиональной задачи сыграло то обстоятельство, что к 1812 году была, в основном, сформирована военно-санитарная организация русской армии. Ее основы были изложены в утвержденном 27 января 1812 года "Учреждении для управления большой действующей армии", подготовленном специальной конференцией во главе с военным министром Барклаем-де-Толли. Согласно "Учреждению ...", органом по управлению армией и ее хозяйством должен был служить главный полевой штаб армии, в ведение которого, в частности, входило устройство обозов, движение транспортов и госпиталей.

В настоящее время сильно вырос интерес к истории российской благотворительности, что обусловлено многими объективными причинами. Частная и общественная благотворительность - один из интереснейших механизмов выражения разнообразных общественных настроений, а также практического взаимодействия общества и государства. Почти не поднимавшаяся в советское время тема зазвучала по-новому сегодня, когда появились не только остро нуждающиеся в помощи люди, но и те, кто готов им помогать. Опыт, накопленный многовековой историей российской благотворительности, оказывается здесь как нельзя кстати. Немалую роль играет и личный пример наших поистине великих предков, которые отдавали делу служения ближним не только свои средства, но подчас и свою жизнь.

История московских общин сестер милосердия - лишь незначительный аспект многогранной истории российской благотворительности.

Появление нового института - общин сестер милосердия - было важной вехой в развитии русской медицины. Оно открывало для женщин возможность получить новые знания и реализовать свои способности. Только имея перед глазами пример великолепной работы сестер милосердия, русское общество пошло на следующий шаг - организацию школ для фельдшериц.

Возрождающуюся Марфо - Мариинскую Обитель милосердия в наши дни часто называют обителью четырех святых подвижников: ее основательницы святой Великой Княгини Елизаветы; инокини Варвары (Яковлевой), келейницы настоятельницы; сестры обители Евдокии (Кузьминовой) и духовника обители протоиерея Митрофана Сребрянского. 1 ноября 1981 года Собор архиереев Русской зарубежной православной церкви причислил преподобномучениц Елизавету и Варвару к лику святых.

Марфо-Мариинская обитель, созданная в Москве на улице Большая Ордынка, как церковное благотворительное учреждение, не знает аналогов во всем мире. Это совершенно новый тип церковной организации. 

Обитель жила по Уставу, написанному самой великой княгиней Елизаветой Федоровной с благословения старцев Троице-Сергиевой Лавры и Оптиной пустыни. Жизнь обители протекала в полной гармонии труда и молитвы, духовного служения и деятельного милосердия. Готовность русской души к жертвенному служению на ниве милосердия нашла горячий отклик в женских сердцах. Сестры делились на испытуемых и крестовых. Крестовые сестры принимали обряд посвящения (нестяжания, целомудрия, послушания) без монашеского пострига, не удаляясь от мира.  Идея создания обители с монастырским укладом, но без пострига в монашество, привлекала молодых женщин, давала право выбора: уйти из обители в случае замужества,  либо принять обет послушания в ее стенах. Они обучались навыкам практической медицины и педагогики, работали как медсестры, оказывали первую помощь, осуществляли уход за больными, постигали азы акушерства, хирургии. Среди сестёр постепенно определились воспитательницы, учителя начальных классов, сиделки, сотрудницы аптеки и библиотеки.

Согласно последнему пункту устава Обители, потрудившиеся сестры при достижении соответствующего возраста при желании могут принять постриг "в мантию" и окончить свои дни в скиту, который будет основан вне Обители.

Сестрами милосердия были женщины всех сословий в возрасте от 21 до 40 лет. Все они – княгини, нетитулованные дворянки, скромные мещанки и крестьянки – на равных трудились в больнице, аптеке, приюте, рукодельных мастерских.

Марфо-Мариинская Обитель милосердия была создана трудами и на средства Великой Княгини Елизаветы Федоровны в начале 20-го века. В мае 1907 года, с благословения митрополита Московского и Коломенского Владимира, с помощью Городской думы, Елизавета Федоровна приобрела на свои деньги у купца и библиофила К.А. Соловьева владение с четырьмя двухэтажными домами и огромным садом в Замоскворечье, на Большой Ордынке. В 1909 году Елизавета Федоровна прикупила еще один, прилегающий к саду обители участок с домом. В самом большом двухэтажном доме расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, во втором церковь и больница, рядом аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.

Марфо-Мариинская Обитель милосердия открылась  23 (10) февраля 1909 года. 

В апреле 1910 года епископ Трифон (Туркестанов), один из друзей- покровителей обители, посвятил первых 17 сестер во главе с великой княгиней в крестовые сестры. Они принесли обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока (1 год, 3, 6 и более лет) могли уйти из обители, создать семью и быть свободными от данных прежде обетов. По уставу, обитель должна была помочь таким сестрам, приготовить им приданое и поддержать их на первых порах.

В годы расцвета (1914-17 гг.) в Обители трудилось более ста сестер милосердия. В годы Первой Мировой Войны в обители размещался госпиталь для тяжелораненых. «Великая матушка» надеялась, что созданная ею Марфо - Мариинская Обитель милосердия расцветет большим плодоносным древом. Со временем она собиралась устроить отделения обители и в других городах России.

С началом октябрьского переворота судьба общины стала неопределенной. Говорили о ликвидации ее как гнезда “мракобесия и контрреволюции”. В 1918 году Великая Княгиня была арестована и сброшена в шахту г. Алапаевска. На момент ареста в Обители было 105 сестер.

В обители царила атмосфера доверия и любви, созданию которой способствовали личные качества великой княгини Елизаветы Федоровны. Сестры Обители через всю жизнь пронесли любовь к своей настоятельнице. Она была для них примером самоотверженного служения людям и истинно христианской любви. И благодаря этому примеру бывшие сестры смогли выполнять свой христианский долг и после закрытия обители. Несмотря на репрессии, которым они подвергались в советское время (многие из них были сосланы), они не озлобились, не ожесточились, но продолжали трудиться в медицинских учреждениях страны.

Обитель просуществовала до 1926 года. Руководила Обителью после ареста Великой Княгини Елизаветы Федоровны казначея Валентина Сергеевна Гордеева. После закрытия обители большевиками Покровский храм действовал до 1928 года, но и этот островок Обители был закрыт. Возрождение Марфо- Мариинской Обители  началось в 1993 году. В 1992 году согласно постановлению правительства Москвы архитектурный комплекс Обители был передан Московской патриархии. В 1995 г. сестричество, действовавшее с 1992 года, официально преобразовано в Обитель. В 2000 году она получила статус Патриаршего подворья.

Останки настоятельницы Марфо- Мариинской Обители в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой Марии Магдалины. Церковь причислила Елизавету к лику святых.

Во святых прославлена также сестра обители Евдокия Кузьминова. Родилась она в подмосковной Истре 17(30) августа 1884 года в семье мещанина. После открытия в Москве Обители милосердия стала там сестрой. Когда Марфо-Мариинскую обитель закрыли, Евдокия вернулась в Истру и оказалась без гражданских прав, которых ее лишили за пребывание в обители. В восстановлении прав власти ей отказали. В конце 30-х годов соседи, по требованию НКВД, подписали против нее лжесвидетельства, приписывающие ей, например, такие слова: «В лагерях заставляют работать день и ночь, по пояс стоять в воде, хлеба им дают по 200 гр., люди умирают сотнями от голода и холода». На их основании «до последнего времени “ярую церковницу”» НКВД, арестовав 19 января 1937 года, отправил в Бутырскую тюрьму. Через год «тройка» НКВД приговорила ее к расстрелу. Мученическую кончину Евдокия приняла 5 февраля 1938 года на полигоне в Бутово. В день кончины, по установлению Церкви, празднуется ее память.

Отец Митрофан стал подлинным духовником обители, наставником и помощником настоятельницы. Насколько высоко ценила Великая Княгиня духовника Обители, видно из ее письма Государю (апрель 1909 года): "Для нашего дела отец Митрофан - благословение Божие, так как он заложил необходимое основание... Он исповедует меня, окормляет меня в церкви, оказывает мне огромную помощь и подает пример своей чистой, простой жизнью - такой скромной и простой в его безграничной любви к Богу и Православной Церкви. Поговорив с ним лишь несколько минут, видишь - это скромный, чистый, Божий человек, Божий слуга в нашей Церкви".

Отец Митрофан и после ареста настоятельницы продолжал духовно окормлять сестер до закрытия обители. Патриарх Тихон, время от времени совершавший службы в обители, в один из приездов постриг отца Митрофана в монашество с именем Сергий и его матушку Ольгу с именем Елизавета. В 1926 году батюшку арестовали и сослали в Сибирь, потом начались годы заключения в ГУЛАГе — 16 лет он провел в тюрьмах и лагерях. Последнее место его ссылки — в селе Владычное в Тверской области. Любимую матушку, до конца бывшую с ним, в ссылке разбил паралич, и отец Митрофан заботливо ухаживал за ней в крошечной избушке с тремя оконцами, под соломенной крышей. Две сестры Марфо-Мариинской Обители жили с ними и помогали им. В селе батюшку почитали как святого. Заболев крупозным воспалением легких, он почил 5 апреля 1948 года. Через два года при похоронах матушки тело его обнаружили нетленным. Юбилейный Архиерейский Собор прославил архимандрита Сергия в лике новомучеников и исповедников Российских.

Сколько бурь и невзгод перенесла Марфо-Мариинская Обитель терпеливо и смиренно, как и вся Православная Русь. Духовная сокровищница возрождается и вновь становится источником Милосердия, Веры, Надежды, Любви, Благочестия и Богопочитания, оплотом труда на благо ближнего и молитвы церковной, которая всегда спасала и поддерживала тех, за кого была возносима.

В своем нелегком труде сестры Обители надеются на помощь Божию и милость Матери Божией, на небесных покровителей Обители - праведных сестер- мироносиц Марфу и Марию, на святых подвижников Обители - преподобномучениц Елизавету Московскую, Варвару, Евдокию и преподобноисповедника Сергия (Сребрянского).

После долгих десятилетий вновь засветилась свеча милосердного служения Богу. Усердием и трудами, заботой и вниманием сестер обители, и всех, кому дорога Обитель и ее создательница Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, Марфо-Мариинская Обитель приобретает свой прежний облик.

В 2000 году был прославлен архимандрит Гавриил как преподобноисповедник. Он служил в Покровском соборе с 1922 года до его закрытия в 1928 году.


Что же такое Сестринское дело?

Человеку всегда была присуща любовь к самым близким людям – матери, отцу, сыну, дочери, брату, сестре, жене (мужу). Но постепенно понятие «ближнего» расширилось. Одним из главных проявлений любви к людям стали помощь и уход за больными. 

Флоренс Найтингейл известна как основатель профессии медицинских сестер и инициатор реформы госпиталей. Сама же она видела свою высокую миссию в служении человечеству, в избавлении людей от смерти и болезней, которые можно предотвратить. Этому она посвятила большую часть своей долгой жизни (1820-1910 гг.), проявляя беспримерное упорство и настойчивость, отличавшие все ее поступки. Но все же главной ее заслугой была борьба за реформу системы медицинского обслуживания в английской армии и превращение службы медицинских сестер в серьезную, уважаемую профессию на основе разработки программ специальной подготовки и предъявления высоких профессиональных требований к деятельности медсестер. Многое из того, что составляет сегодня основу медицинского обслуживания, берет начало в ожесточенных баталиях, которые Флоренс Найтингейл вела в XIX в. Менее известно, что в этих баталиях она впервые стала использовать новейшие методы статистического анализа. 

Впервые в России женщины для ухода за больными в госпиталях и лазаретах привлекались при Петре I. В 1715 году женский труд был использован по уходу за больными в лазаретах и госпиталях. Затем привлечение женщин для этой работы отменили. В роли сиделок стали использовать отставных солдат. Вновь женщины-сиделки появились только в середине ХVIII века. Именно тогда была создана служба «сердобольных вдов», которую опекала императрица Мария Федоровна. 

Воспоминания оставили нам имена таких великих женщин как: Е.Бакунина, Е.Хитрова, А.Травина, М. Григорьевна и естественно история не забудет о Даши Севастопольской, той женщине, которая еще до появления сестер милосердия и «сердобольных вдов» оказывала помощь раненым. Большую роль сыграли советские женщины в уходе за ранеными и больными в Красной Армии и в борьбе с эпидемиями в годы гражданской войны.

По сути, началом движения сестер милосердия в России мы обязаны великой княжне Александре Николаевне, дочери императора Николая I, которая основала Свято-Троицкую общину в Петербурге. Затем возникла община в Москве с благословения княгини Софьи Щербатовой.

Кто такой Фельдшер?

"Слово "фельдшер" немецкого происхождения (feldscher), так в средние века в Германии называли военного врача, который лечил раненых во время военных походов. Сейчас фельдшер - это средний медицинский работник, оказывающий населению доврачебную медицинскую помощь.

Прототипом современного фельдшерского сословия надо считать средневековых банщиков (balneatores) - цирюльников, которые составляли особый цех и имели право заниматься малой хирургией, вправлять вывихи, накладывать перевязки при переломах и ранах и т. под. Главная их деятельность, помимо стрижки и бритья, состояла в кровопусканиях, к которым в те времена питали большое пристрастие; приставлением кровососных банок в банях они, как теперь думают, много способствовали распространению сифилиса. В течение многих столетий не существовало другого пути для изучения хирургии, как только через цирюльни; но с течением времени так назыв. хирурги выделились из упомянутых двух групп в особые правильно организованные корпорации; они разъезжали по ярмаркам и базарам, рвали зубы, оперировали катаракты, производили камнесечение, грыжесечение. Из их рядов вышло несколько замечательных деятелей, подвинувших вперед хирургию и акушерство; таков, например, знаменитый Ambroise Par é (1517-1590), работавший в начале своей карьеры как цирюльник-хирург при H ô tel Dieu. – Ни где фельдшеризм не получил столь широкого развития, как в России. Еще в середине XVIII столетия ученики госпитальных и "медических" школ, оказавшие малые успехи в науках или отличавшиеся неисправимым дурным поведением, посылались в полки рудометами (кровопускателями), цирюльниками; кроме того, в эти школы принимались грамотные солдатские дети, которые обучались в течение 5 лет пусканию крови, перевязке ран и т. п. и затем определялись в полки, дабы они могли служить "с пользою в баталиях, при небытности лекарей и подлекарей". В начале XIX столетия обязанность подготовки Ф. была возложена на городовых и уездных врачей, и только около середины столетия стали возникать специально фельдшерские школы.

Такие же права получают окончившие курс училища лекарских помощниц и фельдшериц; первые имеют право подавать помощь роженицам наравне с повивальными бабками. Фельдшерицы комплектуются из лиц с более широким образованием, нежели Ф.; в некоторых женских фельдшерских школах (в Рождественской Петербургской, Саратовской) требуется от поступающих свидетельство об окончании гимназии с медалью. В Царстве Польском фельдшеризм сохранил почти средневековый цеховой характер согласно особому уставу 1838 г. Там имеются 3 степени: младший Ф., гезель и старший Ф. 

"Человек, посвятивший себя врачеванию, должен быть добр, прост, бескорыстен, честен, правдив. Внешний вид его должен быть исполнен достоинства; речь немногословна; взор прямой и открытый; одежды безукоризненной чистоты, благоуханны, но скромны. Весь облик его должен внушать доверие и симпатию. Сердечность врача является одним из средств лечения".

Важным видом медицинского обеспечения для оказания первой медицинской само- и взаимопомощи при ранениях было наличие индивидуального перевязочного пакета у каждого воина и умение им пользоваться. Этому обучали солдат санитарные инструктора под руководством военного фельдшера. Кроме того, у каждого санинструктора, фельдшера в санитарной сумке имелись большие и малые ватно-марлевые повязки и марлевые салфетки, вата, сетчатые шины, жгуты, ножницы, шприц, а также садовый нож для разрезания обуви, одежды при ранениях. Вата или марлевые салфетки беспрекословно выдавались всем девушкам и женщинам по "ватным числам", как их называли сами девушки, служившие радистками, связистками в действующей армии.

В разное время и в разной обстановке в санитарной сумке военфельдшера находились следующие медикаменты. Настойки: йода во флаконах и ампулах, опия, белладонны, ландыша, валерианы и др. Спирты: борный, камфорный, нашатырный во флаконах и ампулах. Таблетки: аспирина, пирамидона, морфия, бесалола, кальцекса, опия, люминала, веронала, анальгина, кодеина, желудочные таблетки с опием и др. Ампульные препараты: масло камфорное 20% для подкожных инъекций, морфий. Для обработки ран: марганцево-кислый калий, риванол, перекись водорода. Масло касторовое, вазелиновое, камфорное. Мази: Вишневского, цинковая, ихтиоловая, Вилькинсона, серая ртутная. Кислота борная, раствор Люголя, сода, тальк и другие медикаменты в зависимости от заболеваемости и боевых потерь по ранению, контузии, при ожогах.

Критерием выбора профессии могут быть интерес к медицине, желание помочь, семейные традиции, Я считаю, хорошо, если эти несколько критериев совпадут.

Фельдшер должен обладать обширными знаниями. Очень ответственно поставить правильный диагноз. Фельдшер должен учиться постоянно, это связано с тем, что медицина развивается, появляются новые методы лечения, лекарственные средства. Фельдшер должен быть в курсе всего нового.

Желание быть здоровым и долго жить естественно, оно присуще каждому человеку. Для многих людей больница бывает неизбежна. Она приносит выздоровление или облегчение страданий, и всё же она напоминает, что человек лишился (пусть даже на время) многого. Поэтому так остро стоит проблема устранения того отрицательного. что несёт с собой пребывание человека в больнице. И очень важно, если фельдшер заставит больного верить в благополучный исход болезни. Чтобы вселить в больного бодрость, фельдшер сам должен быть в хорошем настроении. Нужно иметь способность влиять на больного, убеждать его.

Что такое хорошее медицинское учреждение? Чаще всего это определяют люди, которые в нём работают и средний медицинский персонал - ведущее звено в микроклимате больницы.

Фельдшер помимо знаний должен обладать определёнными человеческими качествами. Работа фельдшера связана с большим нервным напряжением, необходимо постоянно владеть своими эмоциями, Общению с больными помогает изучение науки деонтологии и основ медицинской этики. Медицинская этика связана с естественным стремлением облегчить страдания и помочь больному человеку. Очень мудро сказал об этом один из основоположников медицины Гиппократ: "Где есть любовь к людям, там будет и любовь к врачебному искусству".

Фельдшер общего профиля может занимать все должности работника среднего медицинского звена и врачебные должности (при нехватке или отcyтствии последних). Фельдшер может работать самостоятельно или под руководством врача, Я хотел бы работать на станции скорой медицинской помощи. Это передний край медицины, больному человеку оказывается первая помощь, от этого может зависеть его жизнь, Фельдшер может работать на ФАПе (фельдшерско-акушерский пункт), Медицинское обслуживание больных и беременных, детского контингента, профосмотры, производство простейших анализов - вот далеко не полный перечень обязанностей на ФАПе. Фельдшер также работает на здравпунктах крупных предприятий, может работать на речных судах и морских кораблях, здравпунктах на железной дороге, при аэропортах, в воинских частях."

Разбирая свой домашний архив, я обнаружил пачку тетрадей военных лет. Перелистывая свои записи, я встретил знакомую фамилию: (Кирей Воронов - партизанский фельдшер).

Невольно вспомнились суровые годы Великой Отечественной войны.

Горькая дорога отступления в первый год войны. Я, раненый, на костылях, добрался до массива брянского леса, стал народным мстителем. В июле 1942 года я был назначен комиссаром партизанского отряда имени Орджоникидзе. Вот здесь я и встретил Кирея Воронова. О том, что он из Чувашии, я узнал позже.

Как-то у костра сидели партизаны и вспоминали мирное довоенное время. Слышу слова Кирея Воронова о кольцовском колхозе Вурнарского района, о том, как хорошо и зажиточно жили колхозники.
- Да ты - мой земляк, Кирей, - обращаюсь я к Воронову.

Большим уважением пользовался фельдшер Воронов в партизанском отряде. Он был чутким, внимательным, отзывчивым. А главное - не только хорошим фельдшером, но и верным боевым другом. Если кого ранит в бою, вытащит в безопасное место, окажет первую помощь и отправит на повозках подальше от стрельбы, от разрывов снарядов и мин.

Нелегок труд медицинского персонала в условиях фронтовой обстановки. Еще труднее бороться со смертью, спасать людям жизнь во вражеском тылу. И фельдшер отряда Воронов, несмотря на трудности суровых партизанских будней, побеждал людские недуги. Он поднял на ноги и вернул в строй многих народных мстителей.

Кирею Воронову не раз приходилось выполнять свои обязанности с риском для жизни.
...Это было 28 июля 1943 года. В деревне Пральня находилась в тяжелом состоянии жена одного партизана. Надо было пройти пешком километров 25, минуя гарнизоны гитлеровцев и полицейские заставы. Кирей Воронов в сопровождении трех партизан направился в опасный путь. Помощь была оказана вовремя, а вот когда группа стала выходить из деревни, ее встретила вражеская засада. Плотный автоматный огонь прижал к земле смельчаков, вступать в бой такой малочисленной группой было невозможно. Партизаны по-пластунски спустились к небольшому ручейку и скрылись в зарослях. К счастью, все обошлось благополучно.

В сентябре 1943 года партизаны Брянщины соединились с наступающими частями наших войск. Многие партизанские отряды влились в ряды Советской Армии.

Недавно мне довелось побывать в памятных местах Брянщины, пройтись по знакомым партизанским тропкам, побывать в местах сражений с гитлеровцами, навестить могильные холмики боевых друзей, которые не дожили до светлого дня победного салюта. Встретил я бывших партизан, жителей сел и деревень, где приходилось сражаться нашему отряду.
- А какова судьба фельдшера Воронова; - спрашивали у меня. - Жив ли он;
В. Ямщиков, бывший комиссар партизанского отряда. 9 июня 1967 года в (Советской Чувашии) я прочитал письмо бывшего комиссара партизанского отряда имени Орджоникидзе В. Ямщикова под заглавием (Партизанский фельдшер). Письмо это взволновало меня до слез. Ведь я и есть тот самый партизанский фельдшер Кирей, о котором рассказывалось в газете. Комиссар отряда Владимир Петрович Ямщиков - мой хороший боевой друг, связь с ним, к сожалению, прервалась в годы войны. Я знаю, что он родом из Курмыша, Горьковской области, но точного адреса не имею.

Я работаю учителем в Раскильдинской средней школе Аликовского района. К. Воронов. Боевая деятельность бывшего партизанского фельдшера отмечена Родиной. Он награжден медалями (Партизану Отечественной войны), (За боевые заслуги), (За оборону Киева) и (За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.). 

К. В. Воронов в д. Чувашская Сорма, где учительствовал, создал краеведческий музей и является его бессменным директором. Он - один из известных краеведов республики.

Об Акушерском деле?

История акушерства тесно связана с историей медицины вообще, хотя до XVIII столетия оно стояло на низшей степени развития, чем остальные отделы врачебной науки, так как на его долю выпала ещё большая борьба с предрассудками и невежеством. К сожалению, эта борьба выразилась в отходе от естественного протекания родов и возникновению большого количества осложнений и болезней. Выход из этой ситуации - возвращение к тем древним традициям, которые доказали свою полезность.

Уже в самых древнейших письменных памятниках человеческой истории, в священных книгах индусов, египтян и евреев упоминается об акушерках как особом классе специалистов, а у древних греков и римлян многие богини почитались как покровительницы рожениц. Только около середины IV столетия до н. э. греческие роженицы впервые начинают прибегать к помощи мужчин. Гиппократ написал очень много сочинений о родах и акушерстве вообще, в которых он проявил свой гений великого наблюдателя, хотя в практическом акушерстве он установил мало правил, которые не нуждались бы в исправлении.

Из позднейших врачей, оставивших сочинения по акушерству, следует назвать Цельзия, Галена, Мошиона, автора III столетия, руководствовавшегося в своих сочинениях Soranus'ом (сочинения которого, к сожалению, утеряны), Аэция Амедийского (VI столетие) и Павла Эгинского (VII столетие).

В Средние века акушерство, как и все науки, было в совершенном пренебрежении.
Арабские врачи развивали только ложные воззрения греческих авторов, оставив без всякого внимания, что было здравого в сочинениях их предшественников.

В Западной Европе эта наука была предоставлена монахам и повивальным бабкам.
Только в XVI веке она вновь привлекает внимание учёных врачей: в 1513 году появилось первое, снабжённое рисунками, руководство по акушерству Евхария Ресслина "Цветник беременных женщин и акушерок"; за ним последовали сочинения Якова Руфа в Цюрихе (1553), Вальтера Рейфа в Страсбурге (1561).

Как практическое искусство двинули вперёд акушерство Везалий, Фарлопий; при всём том вследствие неполноты научных наблюдений врачей и успехи науки ограничивались только оперативной частью, так как мужчины-врачи приглашались к родам только в очень трудных случаях.

Помимо того, на акушерство смотрели лишь как на отдел хирургии, потому оно и разделяло судьбу последней. С развитием хирургии подвинулось вперёд и акушерство, особенно во Франции, где славились акушеры Франко, Паре и Гилльемо и где врачи всё более и более завоёвывали акушерскую практику. Предрассудки против акушерства, по крайней мере в высших слоях, рассеялись под влиянием приглашения Людовиком XIV знаменитого хирурга Клемента из Арея для оказания акушерской помощи госпоже Лавальер и вскоре назначенного первым акушером королевского двора. Такое отличие приободрило французских врачей к дальнейшему развитию акушерства, и тогда прославились Мориссо, Порталь, Пей, Диовис и Ламотт.

На гораздо низшей ступени развития стояло акушерство в Германии, где им преимущественно занимались акушерки, о специальном образовании которых заботились очень мало. Из немецких акушерок прославилась своими операциями и весьма удовлетворительным для своего времени учебником Юстина Зигмунд, придворная курбранденбургская акушерка. Одновременно с нею положил первое основание научному развитию акушерства голландец Генрих фон Девентер своими двумя сочинениями: "Рассвет для акушерок" и "Новая путеводительная звезда для акушерок".

К тому же времени относится и богатое последствиями изобретение важнейшего акушерского инструмента — акушерских щипцов. Последние, вероятно, были ранее изобретены английским хирургом Чемберленом и некоторыми голландскими акушерками, сохранявшими их из корыстолюбивых видов в тайне; только в 1723 году хирургом и профессором анатомии в Генте, Пальфином, они вновь воспроизведены и сделались общим достоянием.

С этого момента акушерство начинает быстро развиваться: Левре, Пюзо, Аструк, Соляре-де-Реньяк и Боделок во Франции, Смелли в Англии внесли много света в науку.

В России наука акушерства получила своё начало и развитие значительно позже, чем в других европейских странах. Первый акушер, о котором упоминается в летописях, был англичанин Якоб (при Иоанне Грозном), славившийся как "умеющий очень искусно лечить женские болезни".

Хотя Петром Великим открыты были школы "для медической и хирургической практики", но так как имелись в виду исключительно потребности армии и флота, акушерству в них не обучали. Только в 1754 году устроены были акушерские школы в Петербурге и Москве, преподавать в которых были приглашены профессора с помощниками, в Петербурге Линдеман, в Москве Эразмус, которому принадлежит первое акушерское сочинение на русском языке — "Наставление, как женщине в беременности, в родах и после родов себя содержать надлежит". Означенное руководство было составлено по Горну, оригинал которого был издан в 1697 году, так что в середине прошлого столетия, когда уже Смелли, Левре и Редерер преобразовали акушерство, русские врачи почерпали свои знание из крайне устарелой книги конца XVI столетия.

С 1763 года к профессору акушерства начали посылать учеников из медико-хирургического училища для слушания лекций по акушерству. Особенно много было сделано для успехов этой науки в России, когда в Петербурге в 1781 году стал профессором Нестор Максимович Амбодик-Максимович, замечательный учёный акушер своего времени, и не менее даровитый Вильгельм Михайлович Рихтер в Москве (с 1790 года). Оба они оставили по прекрасному руководству по своей специальности. Их обширному опыту и усовершенствованию содействовали открытые родильные отделения при воспитательных домах.

При Медико-хирургической академии ко времени открытия её акушерской кафедры не полагалось, а преподавание акушерства было связано с судебной медициной. Только с 1808 года, с открытием акушерской клиники, был назначен отдельный профессор по акушерству, Громов. В 1858 г. акушерскую кафедру занял А. Я. Крассовский, которого можно считать родоначальником всей обширной ныне семьи русских акушеров, выдвинувший преподавание акушерства на небывалую высоту, создавшего школу и прославившегося как замечательный диагност и образцовый оператор.

В Московском университете кафедра акушерства была открыта в 1764 году, и её занял профессор Эразмус. Прочное основание акушерство получило лишь с назначением в 1790 году профессора Вильгельма Рихтера.

В Харьковском университете акушерская клиника на 4 кровати была открыта только в 1829 году, хотя преподавание акушерства начато было ещё в 1815 году. Особенную известность приобрела клиника при заведовании ею профессора Лазаревича.
В Казани акушерская клиника была открыта в 1833 году, на 6 кроватей.
В Киеве акушерская кафедра с клиникой существует с 1847 года.